Когнитивные искажения. То, что нужно знать всем.

Человеческий мозг – поистине изумительное устройство. Помимо того, что он позволяет «мыслить», он – лучше, чем посудомоечная машина или калькулятор, – освобождает нас от скучной, утомительной, однообразной рутины по узнаванию окружающих предметов, определения их предназначения и местоположения в пространстве, а также избавляет от необходимости думать о том, как контролировать движения тела. В общем, дает возможность не задумываться над второстепенными мелочами. Благодаря этому мы можем сосредоточиться на том, что действительно для нас важно: на мыслительной деятельности, обмене идеями, дружбе, в конце концов. Но каким образом мозг творит эти чудеса?

Ежесекундно наши органы чувств «бомбардируют» миллионы различных стимулов. Разумеется, что справиться с таким потоком информации не под силу ни самому современному компьютеру, ни даже нашему мозгу – на то, чтобы думать в каждый момент времени, не хватит никаких мыслимых и немыслимых ресурсов. Именно поэтому в ходе эволюции люди приобрели так называемые эвристики – мыслительные шаблоны, практически инстинктивные суждения, позволяющие на основе обрывков информации выстраивать гипотетические логические цепочки и не тратить лишнее время на обдумывания и размышления (так, сидя за домашним компьютером, вам не приходится постоянно вертеть головой, чтобы убедиться, что в вашей комнате никого нет; отсутствие посторонних шумов ваш мозг автоматически воспринимает за привычную и безопасную обстановку). Да, это не совсем рационально. Зато быстро и работает!

Как красноречиво выразился писатель Эш Рид, эвристики представляют собой ментальные велосипедные дорожки, которыми наш разум пользуется, чтобы все время оставаться работоспособным и не лавировать между «автомобилями», рискуя получить удар. Однако, увы, «благими намерениями вымощена дорога в ад» – автоматические суждения способны исказить наше видение объективной реальности, направив нас по ложному пути и заведя совсем не туда, куда нам нужно.

То, что создано, чтобы облегчить жизнь (с чем в большинстве случаев оно справляется «на ура»), работает и в обратную сторону, загоняя людей в определенные рамки. Худшие проявления эвристических шаблонов ученые назвали «когнитивными искажениями» (cognitive biases). Это систематические ошибки в человеческом мышлении, естественные ограничения мозга, своего рода логические ловушки, из-за которых многие мысли, суждения, умозаключения, рождающиеся непрерывным потоком в наших головах, кажутся непогрешимо верными, но при объективной проверке оказываются полностью ложными. При этом человек может быть уверен в своих неверных суждениях на протяжении многих лет.

Более того, сама осведомленность о наличии того или иного когнитивного искажения не значит, что отныне вы ему не подвержены, поскольку когнитивные искажения – не ситуативны и тем более не сугубо индивидуальны. Они являются неотъемлемой частью естественных процессов человеческого мышления и во многом похожи на оптические иллюзии, которые вы не перестаете видеть, даже если знаете, в чем там фишка.

Короче говоря, избитое выражение «наши худшие враги – это мы сами» вполне актуально: раскрыться на полную нам зачастую мешает то, что находится в наших же головах. Большинство решений, которые, как нам кажется, мы принимаем полностью обдуманно, на самом деле принимаются на инстинктивном автомате. А потому мы можем отдать предпочтение лестнице, когда нуждаемся в батуте. И наоборот.

Но что же делать? В первую очередь, необходимо понять, какие конкретно «баги» имеет ваш собственный головной мозг. Итак, господа и дамы, встречайте – ТОП самых коварных когнитивных искажений, мешающих адекватно воспринимать реальность. А также один универсальный способ бросить вызов шаблонному мышлению.


Подтверждающее искажение (confirmation bias)

В идеальном мире наши мысли рациональны, логичны и беспристрастны. Однако в мире реальном все ровным счетом наоборот.

Возможно, вы посчитаете это простым упрямством, но психологи назвали этот феномен иначе: «подтверждающее искажение». Оно заключается в том, что человеческий разум склонен воспринимать всерьез только ту информацию, которая подтверждает его верования и предубеждения, а также интерпретировать ее так, чтобы она лучше всего «встраивалась» в имеющуюся картину мира. Вследствие этого люди могут всячески избегать фактов, которые противоречат их доводам; становятся непоследовательными, предвзятыми, начинают систематически защищать себя от угрозы получить противоположную информацию и оперируют хоть и не достоверными, зато «близкими сердцу» аргументами.

Открыл данное искажение психолог Питер Вэйн. В 1960-м году он провел эксперимент, в котором испытуемым предъявлялась определенная серия чисел (например, 2, 4, 6), а задача «подопытных кроликов» заключалась в том, чтобы выяснить, какое правило лежит в основе этой серии. Для этого им нужно было предлагать собственные числовые последовательности, которые, по их мнению, отвечают искомому правилу. Экспериментатор при этом произносил только «подходит», если предложенная последовательность соответствует правилу, или «не подходит», если – не соответствует.

После нескольких проб испытуемый должен был сформулировать правило. На этом эксперимент завершался. Рассмотрим все это на конкретном примере:

Казалось бы, все очевидно. Но ответ испытуемого – неверен! В действительности, числовой ряд шел просто по нарастающей. Но почему так произошло?

Все дело в том, что испытуемый выдвинул гипотезу и принялся усердно искать ей подтверждение вместо того, чтобы сформулировать также альтернативные гипотезы и их тоже проверить. «А какие тут могли быть альтернативные гипотезы?» – спросит любознательный читатель. А, например, такие:

  • каждое последующее число больше предыдущего – истинное правило;
  • каждое последующее число отличается от предыдущего на 2 (не обязательно в большую сторону);
  • каждое третье число – сумма двух предыдущих (2+4=6);
  • каждое последующее число отличается от предыдущего;
  • среднее число – это среднее арифметическое первого и последнего чисел ((2+6)/2=4);

Почему же испытуемые упустили эти гипотезы из виду? Потому что людям присуще подтверждающее искажение. И хотя эксперимент Вэйна на первый взгляд довольно прост, он пролил свет на настоящую человеческую природу: мы склонны искать ту информацию, которая подтверждает наши существующие взгляды, и не ищем или не берем во внимание ту информацию, которая противоречит или опровергает наши убеждения. Как результат, имея в своем распоряжении множество попыток, только один из пяти подопытных (!) догадывался о настоящем правиле.

В повседневной жизни подтверждающее искажение встречается часто и влияет на людей абсолютно всех профессий: от докторов, которые могут «обнаружить» не имеющуюся у пациента болезнь, обращая внимание только на одни симптомы и необоснованно закрывая глаза на другие (потому-то на Западе за последние десятилетия стремительно набрала популярность доказательная медицина), до излишне самоуверенных политиков, от журналистов, подающих информацию однобоко, до предпринимателей, открывающих бизнес не там, где нужно. Вместо того, чтобы бесконечно задаваться вопросами, сомневаться в собственных догадках, а также неустанно спрашивать самих себя: «Но почему я намерен поступить именно так, а не иначе?» (пожалуй, самый важный вопрос из всех возможных), мы самонадеянно полагаемся на наши первоначальные суждения – и впадаем в шаблонное поведение.

Впрочем, проявления подтверждающего искажения не сводятся только к тому, что человек не проверяет альтернативные гипотезы и не ищет альтернативных объяснений. Проблема глобальнее: человек вообще предрасположен в пользу собственных умозаключений и пристрастен в проверке гипотез, которые ему нравятся. «Свои» гипотезы человек склонен подтверждать, а гипотезы, на которых строятся неприемлемые для него взгляды, – опровергать. Именно поэтому подтверждающее искажение – настоящий подарок для выдумщиков различных лженаучных рецептов. Благодаря подтверждающему искажению адепт лженауки всегда сможет на не репрезентативной выборке из собственного опыта убедиться, что лженаука «работает» (уже знакомое нам позитивное мышление – тому пример). Кроме того, факты, о которых сообщают нам различные гуру, лжеученые, создатели сект обычно тщательно подбираются ими таким образом, чтобы убедить адептов в их априорной правоте, подтвердить их лженаучные построения и ни в коем случае не дать задуматься над достоверностью изложенной информации.

И в заключение хочу обратить ваше внимание на тот факт, что подлинное познание попросту не совместимо с подтверждающим искажением. Настоящая наука предполагает не столько поиск подтверждений, сколько поиск опровержений; осторожное отношение к категорическим утверждениям, отсутствие догм, постоянный поиск альтернативных объяснений и непрерывный диалог между исследователями разных теоретико-методологических ориентаций.


Эффект якоря (anchoring)

В бизнесе, как известно, поспешно принимать решения нельзя, но наш мозг свирепо цепляется за начальную информацию, которая буквально им завладевает.

Эффект якоря, как когнитивное искажение, проявляется в тенденции нашего разума бездумно полагаться на первое впечатление (так называемый «якорь»; с аналогом из лженаучного НЛП прошу не путать) при принятии решений. Как только якорь устанавливается, другие суждения и точки зрения, от него отличающиеся, будут казаться изначально менее верными.

Хорошей иллюстрацией этого явления служат следующие эксперименты. В исследовании психологов Канемана и Тверски две группы испытуемых должны были оценить долю африканских стран в ООН. При этом для первой группы вопрос звучал так: «Доля африканских стран в ООН больше или меньше 65%?», когда как для второй — «Доля африканских стран в ООН больше или меньше 10%?». В результате, оценки первой группы были значительно выше, чем второй (медианы 45 и 25 соответственно).

Еще один эксперимент: студентов попросили вспомнить три последние цифры своего номера телефона и после этого спросили, когда готы захватили Рим (правильный ответ — 410 год н. э.). Студенты с бо́льшими последними цифрами стабильно называли более позднюю дату, чем студенты – с меньшими.

Наконец, показательно исследование психологов Муссвайлера и Штрака, обнаруживших, что эффект якоря работает даже в случае с изначально неправдоподобными цифрами. Испытуемых разбили на две группы и попросили ответить на вопрос, в каком возрасте, по их мнению, умер Махатма Ганди. Первую группу спросили так: «Умер он раньше или позже девяти лет?», а вторую – «Умер он раньше или позже ста сорока лет?». Оба вопроса были сформулированы одинаково нелепо, но, несмотря на это, в зависимости от числа в вопросе, группы в среднем дали разные ответы. Так, первая группа сошлась на 50 годах, когда вторая – на 67 (сам Махатма умер в возрасте 87 лет).

Из всего вышесказанного напрашивается следующий вывод: раз при оценке числовых значений наш «вердикт» склоняется в сторону начального приближения, следовательно, человеческий мозг склонен думать относительно, а не объективно. Первая информация, которую мы узнаем о чем-либо, существенно влияет на то, как в будущем мы будем к этому относиться. Чем, в частности, вовсю пользуются маркетологи, прекрасно знающие, что если подать информацию о продукте максимально красочно, то впоследствии потребители отнесутся к нему куда лояльнее. Кроме этого, представители рекламного ремесла также знают о влиянии самих чисел на человека: даже простое упоминание некоторой цифры – «купите 18 шоколадок на будущее!» – может подтолкнуть нас к незапланированной покупке.

Но не маркетингом единым, как говорится. Эффект якоря в принципе объясняет многое: начиная от причины, по которой работники не получают желаемую прибавку к зарплате (если вы изначально попросите больше, то и окончательная цифра будет выше, и наоборот), и заканчивая тем, почему мы стереотипизуем людей, которых видим впервые. И если данное искажение вам до сих пор кажется менее значимым, нежели предыдущее, то вот еще одно исследование: психологи обнаружили, что «якоря» способны повлиять на решения судей (!) в ситуациях, когда требования о суровости наказания преступников исходят из нерелевантных источников, случайны и даже тогда, когда сами участники эксперимента бросали игральную кость.

Что же касается борьбы с эффектом якоря, то, принимая решения, нужно всегда помнить о том, что первое впечатление может быть обманчиво, даже если оно кажется самым правдоподобным. Как минимум, не забывайте проверять, верна ли вообще полученная вами о чем-либо первоначальная информация или нет.


Конформное искажение (confirmatory bias)

Впрочем, на наши умозаключения оказывают влияние отнюдь не только якоря и жизненный опыт. Поведение окружающих людей непосредственно искажает наши мысли, даже если с позицией большинства мы категорично не согласны.

Данное явление известно как конформное искажение и встречается, пожалуй, во всех культурах мира. «По выступающей свае бьют», – говорят в Китае. «В Риме поступай как римлянин», – настаивают англичане. «В чужой монастырь со своим уставом не ходят», – расхожая поговорка в русском языке.

В детстве всем нам так или иначе доводилось выслушивать укоры по типу «Если все пойдут прыгать с окна, ты тоже прыгнешь что ли?!». Однако исследования показывают, что и сами воспитатели, отчитывающие ребенка, к примеру, за то, что он решил «как все» сбежать с уроков, принимают сигналы для правильного поведения, исходя из действий других людей.

Открытие конформного искажения принадлежит психологу Соломону Ашу. В его эксперименте испытуемые должны были сказать, какая из трех предложенных линий имеет такую же длину, как четвертая. Поодиночке с этим заданием безошибочно справились все, но, как только подопытных поместили в группу сообщников экспериментатора, которые на этот вопрос нарочно отвечали неправильно, начались «аномалии». В присутствии «подсадных уток» дать правильный ответ испытуемым стало крайне болезненно и проблематично, так как тем самым они вступали в конфронтацию с другими людьми. Как результат, каждый участник эксперимента дал по одному неправильному ответу хотя бы в одном «групповом» испытании.

Конечно, это не значит, что лояльность коллектива – неважный параметр. Напротив, ощущать поддержку команды очень приятно, именно поэтому никто не хочет видеть перед собой ополчившихся коллег. Но в то же время мнение большинства сурово «прессует» ход наших мыслей, вплоть до того, что из-за этого мы можем принимать не самые удачные решения: как вполне безобидные – например, сходить на плохой, но популярный фильм или поесть в сомнительном заведении – так и весьма плачевные. В свое время автомобильный гигант Ford начал продажи модели Pinto, несмотря на неисправный бензобак, а фармацевтическая компания Dalkon пустила в продажу контрацептивы Dalkon Shield, не удостоверившись в их безопасности. В итоге, первой компании пришлось отозвать автомобиль и понести колоссальные убытки, а вторая – и вовсе обанкротилась.

Однако самый ужасный случай проявления конформизма в истории – это катастрофа шаттла «Челленджер». На данный момент достоверно известно, что к ней привело именно групповое мышление. При подготовке шаттла инженеры Космического центра Маршалла увидели грубые нарушения в конструкции челнока, но, вопреки требованиям, побоялись сообщить о проблеме руководству NASA и не выступили с идеей отстранить челнок до полного устранения неполадок. К чему это привело – все мы прекрасно знаем. Уже после трагедии в NASA ввели новые методы менеджмента, которые поощряют служащих обращаться к высшему руководству, если они считают, что существует угроза безопасности полета.

Стремление находиться в гармонии среди членов группы нередко становится причиной подавления мыслей, противоречащих мнению большинства. Участники коллектива прибегают к самоцензуре, теряют креативность, уникальность, а их мышление перестает быть независимым. Конформность может заставить человека с благими, но не принятыми группой намерениями лгать или делать вид, что все хорошо.

Недаром Альбус Дамблдор поучал Гарри Поттера: «Нужно быть храбрым, чтобы противостоять врагам, но намного больше отваги требуется, чтобы противостоять друзьям».


Ошибка выжившего (survivorship bias)

Подобно тому, как верования группы оставляют свой отпечаток на наших мыслях, мы также попадаем в когнитивною ловушку, когда сосредотачиваем свое внимание на историях людей, добившихся успеха, и напрочь забываем о тех, кому повезло гораздо меньше.

Так, просторами интернета вовсю гуляют истории успеха Билла Гейтса и Марка Цукерберга, бросивших колледж, чтобы начать бизнес, который впоследствии принес им миллиарды. Между тем, вы никогда не услышите о тех нерадивых учениках, которые бросили колледж, но не добились успеха и не построили свою успешнейшую бизнес-империю. А все потому, что в потоке информации люди склонны улавливать только самые экстраординарные случаи, «собирать сливки», игнорируя при этом сотни или даже тысячи историй людей, которые по тем или иным причинам не уложились в парадигму успеха. Мы вдохновляемся рассказами о Майкле Джордане, но не обращаем внимание на Джонатана Бендера. Мы восхваляем и обсуждаем жизненный путь Стива Джобса, но забываем о судьбе Гэри Килдалла. И это, знаете ли, чревато.

Хрестоматийный пример из истории Второй Мировой: как математик румынского происхождения Абрахам Вальд помог пилотам американских бомбардировщиков чаще возвращаться на базу живыми. Потери бомбоносцев были по-настоящему катастрофическими – одно удачное попадание могло превратить чудо инженерной мысли в стремительно пикирующий металлолом. При этом обвешать «крылатик» броней от фюзеляжа и до хвоста не представлялось возможным –  в воздухе вес самолета играет решающую роль.

Поэтому нужно было выбирать. Изучив вернувшиеся на базу бомбардировщики, армейское начальство решило укрепить те части корпуса, которые больше всего напоминали дуршлаг – крылья, днище и хвостовую часть возле стрелковой турели. Ведь очевидно, что в них попадали чаще.

Но Вальд обратил внимание командования на то, что настоящей угрозой являются не те повреждения, с которыми самолеты возвращаются домой, а те, после которых летательные аппараты превращаются в хлам – и которые поэтому изучить было нельзя. Если с дыркой от пули в крыле самолет мог лететь – нужно смотреть туда, где дырки нет – возможно именно потому, что туда не попали, экипаж и сумел вернуться живым.

И, действительно, что общего у выживших бомбардировщиков? У них никогда не бывает пулевых отверстий в определенных участках фюзеляжа. Значит, поражения именно этих участков приводят к тому, что бомбардировщик сбивают. Следовательно, их и нужно укрепить.

Статистический анализ, проведенный Вальдом в рамках рассматриваемого исследования, как раз и выявил участки, в которых не бывает пулевых отверстий (если рассматривать самолеты, вернувшиеся на базу) и которые после этого усилили дополнительным слоем брони. В результате, выживаемость бомбардировщиков в бою действительно возросла. А сколько денег выкинуло бы на ветер командование, поступив по-своему?

Это самый популярный пример так называемой «ошибки выжившего» – обобщения данных на основе только удачных результатов, и, прежде всего, здесь следует вспомнить различные исследования деятельности бизнесменов, которые проводятся для того, чтобы выявить «универсальный секрет успеха». Вот условный пример такого подхода: «Я проанализировал деятельность 15 успешных бизнесменов. Все они чистили зубы не только утром, но и на ночь. Следовательно, чистка зубов утром и вечером приводит к успеху в бизнесе!».

Тут имеет значение не только то, что размер выборки (15 человек) явно недостаточен для формулировки вывода. Имеет значение еще и то, что выборка является искаженной, поскольку из рассмотрения исключены разорившиеся, прогоревшие бизнесмены. А вдруг неудавшиеся предприниматели тоже чистили зубы утром и на ночь?

А как вам, к примеру, популярные «бизнес-советы» в стиле «все успешные люди занимаются сексом – занимайтесь им и вы»? Разве они не из разряда «интернет-опрос показал, что 100% участников пользуются интернетом»? Да, бесспорно, все успешные люди занимаются сексом. Проблема в том, что сексом занимаются вообще все люди. Просто это никак не влияет на их успехи и неудачи в бизнесе.

Моделирование, на котором построено НЛП, также является примером ошибки выжившего. Действительно, моделировать поведение успешного человека (подражать ему, копировать паттерны его поведения) бессмысленно, пока мы не сравнили его поведение с поведением неудачников и не проверили, не является ли оно таким же. К слову, в случае НЛП-моделирования следует обратить внимание и на более частную ошибку. Обычно адепты НЛП моделируют успешного человека по тому, что он делает. Но не обращают свое внимание на то, чего он не делает никогда. Однако, быть может, секрет его успеха кроется именно в поведении, которое мы никогда не находим у успешного человека?

Впрочем, даже при переносе внимания на то, что объект не делает, надо помнить, что люди – не бомбардировщики, а успешная деятельность человека – гораздо более сложный объект исследования, чем пулевые отверстия в фюзеляже. Если бы в бизнесе было все так просто, как об этом принято рассказывать, то его перестали бы считать рисковой деятельностью и с удовольствием взяли бы под свое крыло страховые компании.

«Никогда не следуйте за другими; дважды одно и то же не сработает… тропинка, которой следует человек, заканчивается сразу за ним, вынуждая остальных прокладывать собственные пути к вершинам успеха», – сказал однажды известный сценарист и писатель Майкл Стражински. Но неужели тогда целые книги, статьи и тысячи переводов, посвященные известным людям, абсолютно бесполезны? Ну, не совсем: из них можно почерпнуть вдохновение да взять на заметку некоторые советы. Но нужно всегда держать в уме, что перед вами – крайне однобоко поданная оценка ситуации и что в вашем случае «рецепт» чужого успеха может привести к совершенно противоположным результатам.


Боязнь потери (loss aversion)

Данное когнитивное искажение было открыто уже знакомыми нам психологами Канеманом и Тверски, обнаружившими, что люди предпочитают минимизировать риски вместо того, чтобы сфокусироваться на потенциальной выгоде.

Боязнь потери была изучена во время импровизированной азартной игры. Двум группам участников выдали по $50 и затем поставили их перед выбором. Первой группе предложили забрать $30 или сыграть в лотерею с 50% вероятностью оставить себе все $50. Второй группе – потерять $20 либо сыграть в ту же лотерею с 50% вероятностью оставить себе всю сумму. Хотя респондентов поставили по сути в одинаковые условия, только 43% участников первой группы решилось поучаствовать в лотерее, в то время как во второй группе на риск пошел уже 61% испытуемых.

Когда какое-либо предложение формулируется с акцентом на потере, мы по умолчанию склоняемся к более рисковому поведению (не всегда оправданному). И наоборот – стремление оставить все, как есть, может не дать нам задуматься о потенциальных выгодах.

Кроме этого, Канеман и Тверски провели еще один эксперимент, только теперь – без азартных игр, простенький и с самой обыкновенной кружкой. Люди, у которых ее не было, готовы были заплатить за нее порядка 3,30 доллара, а те, у кого она была, согласились расстаться с ней аж за целых 7 долларов – соответственно, имела место банальная переоценка.

Данное искажение особенно стоит учитывать предпринимателям, которые должны неустанно вопрошать: «Боюсь ли я мыслить нестандартно и рисковать из-за страха что-либо потерять? Действительно ли потенциальная потеря перевешивает потенциальную выгоду? Что я потеряю, приняв это решение, а что – могу заполучить? Адекватно ли я оцениваю то, что имею?»

.

Иллюзорная корреляция (illusory correlation)

Возможно, явление иллюзорной корреляции будет легче понять, если назвать его иллюзией связи. Суть иллюзорной корреляции заключается в том, что человек может «отчетливо» видеть несуществующие взаимосвязи между параметрами, свойствами или явлениями. Обычно это когнитивное искажение наблюдается в паре «свойство – признак наличия этого свойства». Например, если человек считает, что цвет волос может говорить о степени умственного развития его пассии, а жесткость волос – о жесткости ее характера, то речь идет как раз об иллюзорной корреляции (на самом деле никакой связи между цветом волос и интеллектом или между жесткостью волос и характером нет).

Причина этому заключается в том, что мы склонны переоценивать важность событий, которые легко запоминаются, и недооценивать те моменты жизни, которые сложно восстановить из памяти.

Чтобы понять, где ваш мозг «дал сбой», и защитить себя от воздействия иллюзорных корреляций, стоит воспользоваться так называемой таблицей случайностей (contingency table), которая поможет определить правомерность суждений и реальную значимость событий. Так, анализируя истерию вокруг полнолуний (проведенный в 2005 году опрос показал, что большинство сотрудников больниц верят во влияние полной фазы Луны на количество госпитализированных), психолог Скотт Лилиенфельд составил эту табличку следующим образом:

Давайте ее расшифруем.

Клетка А: полнолуние и аврал в психиатрической больнице. Два явления представляют собой хорошо запоминающееся сочетание, поэтому в будущем мы будем переоценивать их значение.

Клетка B: полнолуние и затишье в больнице. Ничего особенного не происходит («не-событие»). Нам будет довольно трудно вспомнить такую ночь. Эту ячейку мы склонны проигнорировать.

Клетка C: полнолуния нет, но в больнице аврал. В этой ситуации медсестры просто скажут в конце смены: «Суматошная ночь на работе…».

Клетка D: полнолуния по-прежнему нет и пациенты ведут себя спокойно. Это снова пример «не-события»: ничего запоминающегося не происходит, поэтому мы проигнорируем эту ночь.

Как видно, таблица случайностей четко продемонстрировала тот алгоритм, по которому медсестры анализируют ситуацию во время полнолуния. Они легко вспоминают те ночи, когда больница переполнена, но совершенно не учитывают (просто забывают) те многочисленные смены, когда при полной луне пациенты ведут себя обычным образом. А потому им ничего не стоит уверовать, что авралы в больницах и полнолуния как-то связаны.

Таблицу случайностей легко адаптировать для любых жизненных ситуаций. Скажем, страдающие артритом люди нередко настаивают на том, что в дождливую погоду их суставы болят сильнее, чем в ясную. Однако исследования показывают, что эта ассоциация — плод их воображения. По-видимому, эти люди уделяют свое внимание только тем случаям, когда идет дождь и у них болят суставы (клетка А), что заставляет их воспринимать связь, которой не существует.

Использование же всех четырех клеток позволяет вычислить реальную корреляцию между двумя событиями и не поддаваться влиянию известных мифов (таких как гороскопы, запоминающиеся тогда, когда они случайно «попадают», и напрочь забывающиеся, когда в большинстве случаев они «не попадают»).


Игнорирование априорной вероятности (base rate neglect)

Человеческий мозг откровенно недолюбливает математическую статистику. И это несмотря на то, что с последней мы сталкиваемся ежеминутно (так, слова «случайность», «внезапность», «удача» и популярная нынче фраза «я ничего не трогала, оно само» – это не более чем суррогаты профессионального термина «вероятностный исход»).

Когда по городу проходит торнадо и разрушает все дома, кроме одного, который чудесным образом остается нетронутым вплоть до тоненькой изгороди, хозяев этого дома с полной уверенностью называют везунчиками. Некоторые могут даже приписать удивительное везение действиям потусторонних сил или мистических субъектов – ангелов, демонов. Но человек, знакомый со статистикой, назовет это не более чем возможным результатом при существующих условиях, таких как скорость торнадо, месторасположение дома и тому подобное. Хороший статист также не поленится привести подсчеты за определенный период времени – как часто торнадо оставляет один дом целым или, наоборот, насколько часто разрушается только один дом из всех. И хотя эта информация, конечно, не даст ответа на вопрос, почему один дом остался нетронутым либо же только он и разрушился, она, по крайней мере, создаст контекст для понимания, что это событие тоже имеет свое объяснение.

Однако человеческий мозг не может просто взять и принять случайность. Немедленная потребность найти субъект действия настолько сильна, что отбрасывает осознание того, что многие события случаются без особой на то причины. Кто-то может сильно удивиться, когда, сидя за рулем автомобиля, услышит, что диктор по радио упоминает «гнедую лошадь», – и, выглянув в окно машины, действительно увидит гнедую лошадь в стойле рядом с дорогой. Говоря языком вероятности, это не так уж и необычно. Но в тот момент, когда это случится, вы будете пытаться приписать этому событию смысл. И это не глупость – это то, к чему привык ваш мозг.

Или, например, представьте, что в воскресенье вечером вам было нечем заняться и вы решили посмотреть телевизор. А там шла передача про карму. На следующий день, в понедельник, вы, позевывая, едете в метро на работу. Неподалеку от вас сидят две бабули и что-то активно обсуждают. Вдруг вы понимаете, что говорят-то они – про карму! И вот вы уже на полном серьезе считаете, что это какие-то высшие силы пытаются намекнуть, что вам пора задуматься о своей карме. Ведь логично, что очень странно слышать два дня подряд об одном и том же!

Но человек, который так считает, на самом деле попадает в ловушку игнорирования априорной вероятности. Он не учитывает тот факт, что, зная специфику телевидения, на передачу о карме натолкнуться очень просто. А, учитывая специфику смотрящего ТВ населения, не невероятно, а, наоборот, очень даже вероятно, что на следующий день люди в метро как раз и будут обговаривать карму.

Вера в разного рода предсказания чаще всего именно этим и обусловлена – люди попросту не осознают, как часто подобные события могут происходить сами по себе, вне зависимости друг от друга.


Ошибка игрока (gambler’s fallacy)

Предположим, что вы играете в рулетку, и на барабане несколько раз подряд выпадает «черное». Возможно, справедливо было бы предположить, что с каждым следующим разом вероятность того, что выпадет «красное», увеличивается. Если до этого девять раз подряд выпадало «черное», то десятым, скорее всего, будет именно «красное». Такой ход рассуждений широко распространен и на первый взгляд кажется вполне логичным. Однако на самом деле это не так. Теория вероятностей утверждает, что вероятность каждый раз одна и та же и составляет ½ или 50/50 процентов.

В начале 20-го века, в одном из казино Монте-Карло (Монако), произошел любопытный случай. На рулетке несколько раз подряд выпадало «черное». С каждым разом желающих поставить на противоположный цвет — «красное» — становилось все больше. Однако «черное» выпало 26 раз, приведя к смятению всех присутствующих и к огромным проигрышам. Обескураженные игроки усомнились в честности казино, сочтя происходящее «нарушающим теорию вероятностей», а значит, попросту невозможным без специального трюка.

Впоследствии этот феномен вошел в психологическую науку под названием «ошибка игрока» как пример когнитивного искажения. А все дело в отношении к жизненному опыту и его использованию. Считается, что в реальной жизни большинство явлений взаимосвязаны между собой, а различные события, воспринимаемые как случайные, имеют тенденцию «возвращаться к среднему». Но такое восприятие объективности на самом деле искажено. Человеку кажется, что вероятность будущего события зависит от предыдущих («карма»), хотя это не так.

Эта особенность мышления отражает два аспекта нашего когнитивного восприятия: неосознаваемую мотивацию к поиску порядка и закономерности во всем, с чем приходится иметь дело, даже если перед нами случайные процессы; и игнорирование логики в пользу интуиции, которая кажется самоочевидной и потому якобы не требует анализа и расчета.


Непонимание природы случайности (extension neglect)

Статисты прекрасно знают, что если один раз что-то совпало, то из этого еще никаких выводов делать не следует, так как прежде, чем выявить и изучить статистическую закономерность, необходимо все-таки получить определенный диапазон данных. Но большинство людей этого банально не понимает. Если гипотетический экстрасенс скажет: «Я вижу, что у вас через два года будут камни в почках», и они действительно появятся – человек к этому отнесется очень эмоционально. Более того, на основании лишь одного случая у него может сформироваться мистическое мышление, склонность изучать эзотерику и мистику. Хотя с точки зрения математической статистики, опять же, ничего паранормального в этом нет.

Впрочем, если так обстоят дела с единичными совпадениями, то что уже говорить про множественные? «Два раза – это еще случайность. А три раза – это уже закономерность» – эта известная поговорка демонстрирует, что Homo Sapiens в большинстве своем не знают, что природа случайности такова, что ничто не мешает, чтобы совпадение, пророчество или событие, которое было предсказано, произошли несколько раз, причем – даже подряд. Если некий гороскоп трижды предсказал, что у вас будет хорошее настроение, и трижды случилось так, что у вас в эти дни было хорошее настроение, то это еще ничего не значит (тем более, что у всех людей временами бывает хорошее настроение, следовательно, предугадать здесь что-либо не так уж и трудно).

На этот счет было проведено занимательнейшее исследование, выявившее, что, если попросить одного человека написать последовательность букв «Р» и «О» (решка и орел соответственно) так, как это было бы, если бы он бросал монетку, а второго попросить реально подкидывать монету и записывать реально выпавшие «Р» и «О», то в дальнейшем любой, кто знаком с теорией вероятности, легко вычислит, какой ряд взят из головы, а какой – написан с настоящей монеты. Каким образом? Если человек пишет выдуманную последовательность орлов и решек, то она получается правильной (решка-решка-решка-орел, решка-орел и т.д.), но если мы берем реальную монету, то выпасть может и шесть решек подряд, и семь орлов.

Когда же это происходит в ситуации предсказаний, люди по-настоящему поражаются. Человек просто не в состоянии принять то, что можно предсказать что-либо совершенно случайно. Случайность начинает казаться неслучайностью.


Иллюзия контроля (illusion of control)

Это когнитивное искажение обычно идет в паре с ошибкой игрока и иллюзорной корреляцией и заключается в неосознанном стремлении приписать себе роль субъекта в ситуации, в которой субъекта на самом деле нет. В частности, мы склонны наделять себя ролью субъекта, если с нами или нашими близкими случается беда. Мы говорим: «Если бы я только…, то этого бы не произошло». Однако в большинстве случаев наша способность повлиять на ситуацию и изменить ее иллюзорна. Но из-за потребности найти причину трагедии вряд ли кто-то сможет разубедить нас в том, что только мы ответственны за произошедшее.

Еще одним примером иллюзии контроля являются азартные игры, а именно – лотереи, в которых данное когнитивное искажение встречается сплошь и рядом. Многие игроки уверены, что те цифры, которые они выбирают самостоятельно (в отличие от цифр, генерируемых автоматом), «лучше», потому что их выбирает сам игрок, а у некоторых имеется даже целая «система» выигрыша, которой они придерживаются в надежде в конечном счете выиграть много денег. Они находятся под властью иллюзии, наивно полагая, что могут повлиять на исход игры, применяя некую «формулу успеха». Увы, правда состоит в том, что эти люди никак не могут приблизить себя к выигрышу. Вероятности абсолютно все равно, кто перед ней и что этот человек делает. Поэтому реальная формула успеха в азартных играх до сих пор одна – это перестать играть.


Ошибка конъюнкции (сonjunction fallacy)

Чтобы легче было понять суть этого когнитивного искажения, давайте вспомним, что такое конъюнкция. Итак, конъюнкция – это понятие из логики, обозначающее сложное суждение, в котором связаны два простых суждения, например:

  • Сократ был философом и покончил жизнь самоубийством.

В этом сложном (конъюнктивном) суждении соединены два простых суждения:

  • Сократ был философом.
  • Сократ покончил жизнь самоубийством.

Ошибиться здесь на первый взгляд не в чем. Но это не так. Ошибка конъюнкции возникает, когда человек пытается определить, что более вероятно: то, что утверждается в конъюнкции или то, что утверждается в одном из простых суждений, эту конъюнкцию образующих. При этом одно утверждение может казаться более правдоподобным, чем другое, даже после того, как человеку указали на логическую ошибку в сопоставлении вероятностей.

Например, я говорю вам, что Джон – выборное должностное лицо и что он заядлый стрелок по мишеням; вы мгновенно представляете себе, каким человеком является Джон. Затем я прошу вас выбрать утверждение, которое кажется вам более истинным:

  • Джон – политик.
  • Джон – политик, который поддерживает идею получения разрешения на ношение оружия.

Перед вами два утверждения, каждое из которых содержит истину («Джон – политик»). Второе утверждение, однако, в довесок имеет умозаключение: поскольку Джон – страстный стрелок, он должен поддерживать идею получения разрешения на оружие. Получается, второе утверждение более вероятно, чем первое? Вовсе нет! Во-первых, даже если Джон и правда поддерживает идею разрешения ношения оружие, то первое утверждение не менее истинно. Во-вторых, второе утверждение на самом деле в разы менее вероятно: оно основано на рассуждении об убеждениях Джона, а у нас очень мало причин считать их верными.

Другой пример. Рассмотрим ставшую уже классической «задачу о Линде»: «Линде 31 год, она не замужем, откровенная и очень умная. В университете она изучала философию. Будучи студенткой, она уделяла много внимания вопросам дискриминации и социальной справедливости, а также участвовала в демонстрациях против использования ядерного оружия».

Какой из вариантов – вероятнее?

  • Линда – кассир в банке.
  • Линда – кассир в банке и активистка феминистского движения.

Большинство испытуемых утверждало, что более вероятно второе утверждение. Однако теория вероятности говорит об обратном: единичное событие более вероятно, чем два независимых. И, действительно, сравните, что более вероятно:

  • У Васи есть брат.
  • У Васи есть брат и сестра.

Или:

  • Ваня упал с лестницы.
  • Ваня упал с лестницы и сломал руку.

Последняя ситуация, как и ситуация, в которой Линда не только банковский кассир, но и феминистка, представляется более сюжетной, драматической, складной и правдоподобной. Но в то же время она – менее вероятна, поскольку люди, упавшие с лестницы и сломавшие руку, – это лишь частный случай человека, упавшего с лестницы.

Понять эту логику можно с помощью кругов Эйлера. Давайте посмотрим на нижеследующий рисунок.

Пересечение этих двух кругов представляет тех людей, которые являются феминистками и банковскими кассирами одновременно

Как видно, только некоторые из числа банковских кассиров – феминистки, и только некоторые феминистки работают кассирами в банке. Таким образом, хотя ситуация, что Линда не только кассир, но и феминистка, драматична и правдоподобна (учитывая описание девушки), все же вероятность этого ниже, чем вероятность того, что Линда только кассир.

На описании остановимся чуть подробнее. Стоит отметить, что из него мы однозначно не можем сделать точный вывод. Мы не знаем, связаны ли демонстрации против ядерного оружия и феминизм, и, хотя есть некоторая связь между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом, точно сказать тут ничего нельзя. На приведенном выше рисунке кругов Эйлера мы можем изменить обозначения и считать, что первый круг – это люди, в студенческие годы уделявшие внимание вопросам дискриминации, а второй круг – это феминистки. В таком случае наглядно видно, что прямой связи между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом нет, как бы нас не подталкивала к обратному утверждению его складность.

Еще очевиднее отсутствие связи между «вниманием к вопросам дискриминации и социальной справедливости» и феминизмом станет, если учесть ту разницу, которая обычно наблюдается между поведением человека в студенческие годы и его поведением после окончания ВУЗа и поступления на работу.


Слепое пятно искажений (bias blind spot)

Теперь вы знакомы с некоторыми когнитивными искажениями (на данный момент их уже открыто более сотни и горизонта в этой работе пока не видно), и я уверен, что во время чтения текста вам наверняка хоть раз показалось, что вы подвержены какому-то из них в меньшей степени.

Так вот, слепое пятно искажений – это когнитивное искажение, заставляющее людей считать, что они подвержены когнитивным искажениям не так сильно, нежели среднестатистический человек. Открытие слепого пятна искажений принадлежит доценту Департамента психологии Пристонского университета Эмили Пронин. Ее эксперимент проходил следующим образом.

Испытуемым раздали нейтральные, «сухие» описания когнитивных искажений, а затем попросили оценить по девятибалльной шкале свою подверженность им (1 – совсем не подвержен, 9 – сильно подвержен). Также испытуемых попросили оценить по этой шкале подверженность когнитивным искажениям «среднего американца».

Результаты эксперимента не удивили исследователей: каждый испытуемый считал, что подвержен когнитивным искажениям в меньшей степени, чем среднестатистический человек. В среднем, свою подверженность когнитивным искажениям испытуемые оценили на 5,31 баллов, тогда как подверженность когнитивным искажениям «пересічного» американца составила 6,75 балла (различия статистически значимы).

Итак, если вам кажется, что вы подвержены какому-либо когнитивному искажению в меньшей степени, чем другие люди, – поздравляю, вы находитесь под влиянием еще одного когнитивного искажения.


Универсальный способ побороть когнитивные искажения

Как и было обещано, в конце мы поговорим о самом главном.

В принципе, абсолютно все когнитивные ловушки объединяет одно – ленивое нежелание сделать шаг назад, чтобы еще раз обдумать свои действия и оценить общую картину. Людям откровенно не нравится размышлять над дырами в собственных планах. Но, если важные решения принимать с шорами на глазах, вряд ли вы сделаете лучший выбор из всех возможных.

Поэтому, прежде чем принимать решение, постарайтесь удостовериться, что вы не стали жертвой собственных предубеждений. Просто спросите себя:

– Почему я верю, что дела обстоят именно так?

– Есть ли контраргументы моему мнению? Насколько они совпадают с реальным положением дел?

– Кто или что повлияло на мой выбор?

– Следую ли я за группой, потому что она верит в то же самое, что и я?

– Что я потеряю, если поступлю так, а не иначе? И что я выиграю?

– Действительно ли мои действия повлекут за собой запланированные события?

 ***

Эвристики – штука, которая позволяла нашим предкам  выживать в суровых условиях прошлого, не тратя время на излишние размышления при встрече, скажем, с опасным саблезубым тигром. Так что, с одной стороны, эвристикам стоит отдать должное. Но, с другой стороны, нельзя забывать о том, что они же могут завести нас в тупик – поэтому не ленитесь постоянно анализировать информацию, проверять ее, рассуждать о том, что привело вас к тому или иному мнению, и меньше доверяйте интуиции. Несомненно, это гораздо труднее, чем жить на автомате. Но кто сказал, что быть человеком – это просто?..

При написании текста использованы материалы источников: 123456789.

Источник